psyont (psyont) wrote,
psyont
psyont

Categories:

Часть 2: Маска здравомыслия психопатов

Оригинал взят у svetan_56 в Часть 2: Маска здравомыслия психопатов
Что такое психопатия?

До публикации в 1941 году знаменательной работы Херви Клекли (Hervey Cleckley) "Маска здравомыслия" (наряду с её последующими изданиями), среди психологов не существовало однозначного мнения о том, что на самом деле представляет собой психопатия. Этот термин описывает индивидуумов с анормальными эмоциональной жизнью и социальным поведением, интеллектуальные способности которых не были нарушены. В отличие от психотиков с однозначным нарушением восприятия реальности (например, у страдающих параноидной шизофренией), психопаты находятся в полном рассудке. Они имеют полный контроль над внешней реальностью, способны вести разговор и часто производят впечатление более чем нормальных людей. Вместе с тем, они, непринуждённо болтая с вами о погоде или экономике, одновременно могут ковать планы о том, как лучше всего лишить вас ваших денежных сбережений или, возможно, как заставить вас пойти с ним в уединённое место, где они могли бы вас изнасиловать или убить.

Тем не менее, в то время как психопаты могут умственно осознавать, что их поступки переходят границы нормального человеческого поведения, у них отсутствует чувство эмоциональной связи с другими людьми, которое, как правило, является ингибитором антисоциальных поступков, как например: преднамеренной агрессии, умышленного запугивания, патологического вранья и эмоциональной манипуляции. В процессе психического развития психопата (или психопатки - каждый четвёртый психопат имеет женский пол) его неспособность чувствовать и, тем самым, отождествлять себя с эмоциями других людей, блокирует развитие "чувства морали", которое позволяет нормальным людямзаботиться о других и обходиться с ними как с думающими и чувствующими существами. Психопатам просто на это наплевать.Для них другие люди - это всего лишь вещи, объекты. Когда они становятся непригодными для целей психопата, он их просто выбрасывает или ломает без всяких раздумий и сомнений.



Резкая нестыковка между абсолютно нормальным (если не более чем нормальным) лицом, с которым психопаты встречают окружающий их мир, и абсолютно непостижимой иррациональностью и бесчеловечностью их поступков, привели к тому, что их стали называть "волками в овечьих шкурах" и "змеями в костюмах". Клекли ввёл в обращение фразу "маска здравомыслия" для иллюстрации несоответствия между образом нормальности и фундаментальной анормальности психопатов. Хотя это обозначение применялось в основном к серийным убийцам, насильникам и архизлодеям, Клекли не преминул отметить, что подавляющее большинство психопатов не совершают насильственных преступлений, и в "местах заключения находится лишь небольшая часть психопатов, так как типичный их представитель... вряд ли станет совершать серьёзные [насильственные] преступления, которые могли бы повлечь за собой длительный срок тюремного заключения." 10 Антисоциальность их поступков заключается в том, что они нарушают общепринятые "правила" социального поведения. Разумеется, что это часто принимает форму преступления, однако многие психопаты с успехом действуют в рамках закона, нанося лишь межличностный или денежный ущерб.

После многих лет клинического опыта общения с психопатами, будучи свидетелем того, какие огромные страдания они причиняют тем, кому не посчастливилось оказаться в сфере их влияния, Клекли идентифицировал несколько характерных особенностей, присущих большинству психопатов. С одной стороны, психопаты внешне обаятельны и имеют высокий интеллект. Для них нехарактерны мании или другие признаки иррационального мышления. Также им не присущи нервозность или страх. Другими словами, они представляют образ хорошего "умственного здоровья", который способен обезоружить даже самых опытных знатоков человеческого характера. Тем не менее, глубокий анализ их биографии и взаимодействий с другими людьми раскрывает несколько поразительных психических нарушений под их маской. Общеизвестно, что психопаты лицемерны и щедро добавляют ложь и намёки в свою речь, которые часто остаются незамеченными. Обычно они импульсивны, действуя по своей прихоти, и, кажется, живут лишь настоящим, оставаясь свободными от переживаний за совершённые в прошлом ошибки и их последствия в будущем. Поэтому они часто демонстрируют удивительно плохую рассудительность и способность извлекать уроки из прошлых или из будущих наказаний (преступники-психопаты имеют высочайший уровень рецидивизма). Они ненадёжны, часто меняют работу и место проживания, находят всё новые жертвы и ведут паразитический образ жизни, пользуясь доброжелательностью и наивностью других людей. Также для них характерно патологическое чувство вседозволенности. Будучи центром своей собственной вселенной, они неспособны к любви, лишены всякого чувства раскаяния или стыда и в целом демонстрируют скудность своей эмоциональной жизни. Неспособность к эмпатии - это основная черта, присущая в одинаковой мере всем психопатам.

Несмотря на огромный труд, проделанный Клекли для раскрытия этой проблемы, в предисловии к пятому (и последнему) изданию своей книги он пишет о "практически повсеместном сговоре" североамериканских исследователей и клинических врачей с целью избегания темы психопатии. Несмотря на то, что определённые учреждения для того и существуют, чтобы бороться с болезнями и преступлениями, когда речь заходит о психопатии, "не принимается вообще никаких мер...не существует вообще никаких процедур, рассчитанных на серьёзные и явно патологические ситуации."11 Психопатия является, пожалуй, основной причиной несоразмерного ущерба, наносимого обществу. Клекли был убеждён в том, что первым шагом в борьбе с этой огромной проблемой должны быть "привлечение общественного внимания" и "повышение осведомлённости о колоссальной важности" этой проблемы."12 К счастью, в последние годы такими писателями, как Роберт Хаэр (Robert Hare) и Пол Бабьяк (Paul Babiak), клиническими врачами Мартой Стаут (Martha Stout) и Сандрой Браун (Sandra Brown), а также популярными документальными фильмами "Корпорация" и "Я психопат". был внесён значительный вклад в достижение этой цели. К сожалению, несмотря на все эти усилия, общие знания о психопатии всё ещё далеки от идеальных, "сговор с целью избегания" этой темы продолжает существовать, и проблема лишь усугубляется. Ввиду того, что от этого психического расстройства страдает больше людей, чем от шизофрении, 13 и что оно причиняет намного больше вреда обществу, тот факт, что психопатия не является широко понятой концепцией, вызывает тревогу.


Роберт Д. Хаэр, почётный профессор психологии при Университете Британской Колумбии, написал в 1970 г. книгу, подытоживающую доступные в то время результаты научных изысканий. С тех пор он занимает ведущую роль в исследовании психопатии, создав первый надёжный метод оценки криминальной психопатии - Psychopathy Checklist (PCL-R), - и написав два бестселлера на эту тему: "Лишённые совести" в 1993 году и "Змеи в костюмах" (в соавторстве с Полом Бабьяком) в 2006 году. Его опыт работы с находящимися в заключении уголовниками позволил ему усовершенствовать составленный Клекли список психопатических черт характера и добавить их в PCL-R, остановившись на 20 основных характеристиках прототипичного психопата.

В то время как Клекли описывал своих психопатических пациентов как "несущих по кусочку беды в каждой руке" и "не особо порочных",14 в книге Хаэра Лишённые совести образ мышления криминальных психопатов представляется в гораздо более злостном свете. Хаэр пишет: "Психопаты имеют всё, что требуется для обмана других людей: они убедительны, обаятельны, самоуверены, непринуждённы в различных социальных ситуациях, спокойны, находясь под давлением, не обеспокоены возможностью своего разоблачения и производят впечатление открытых людей."15 Они воспринимают сочувствие, угрызения совести и чувство ответственности - все те качества, олицетворяющие добродетель и гуманность, - как признаки слабости, которые можно и нужно эксплуатировать; законы и социальные нормы - как неудобные ограничения их свободы, а антисоциальное поведение - как преднамеренную "неконформность", отказ от "программирования" искусственными социальными стандартами. Любовь, доброта, чувство вины и альтруизм для психопатов - это не более чем смехотворное и ребяческое простодушие для "добрых сердец". Психопатический серийный убийца Тед Банди однажды даже охарактеризовал чувство вины как "иллюзию... своего рода механизмом социального контроля."16 И хотя они способны убедительно, в самой что ни на есть романтической и выразительной манере, признаваться другим в любви, на смену этим словам вскоре приходят доминирование и эксплуатация, как показывает Сандра Браун в своей вышедшей в 2009 году книге "Женщины, которые любят психопатов".

Для психопатов нормальная жизнь бессмысленна и скучна. Жизнь для них - это жестокий мир, в котором их потенциальных врагов (то есть нас с вами) следует умело использовать; агрессия, как инструмент установления превосходства и захвата того, что якобы им принадлежит, используется ими для удовлетворения своего грандиозного чувства вседозволенности. Хаэр отмечает, что во вселенной психопата, в которой существует лишь он один, "обязательства и ответственность ничего не значат для них. ... Им наплевать на официальные или подразумеваемые обязательства перед другими людьми, организациями или верность принципам."17 Кто-то может спросить: "Что плохого в способности убедительно выражать свои мысли, быть самоуверенным и жить на грани, жить динамичной жизнью, жить текущим моментом и стремиться к первенству"? В нашем разлагающемся обществе многие согласятся с этим. Тем не менее, что с точки зрения психопата является беззаботной и оживлённой жизнью, полной вседозволенности, обычно сводится лишь к погоне за сиюминутными моментами удовольствия и чувством власти над другими (мимолётным или более продолжительным).

С работой Хаэра психопатическая "маска" здравомыслия и нормальности приобретает зловещий и макиавеллевский оттенок. Это потому, что психопаты полностью осознают, что отличаются от других людей. Для них нормальные люди являются неполноценными - "другими", - которых можно и нужно использовать, а затем выбрасывать как ненужные вещи. Однако, стараясь избежать разоблачения, психопаты подобно хищникам вынуждены маскироваться. В противном случае, если бы они не скрывали своих истинных мотивов, окружающие бы просто приходили в ужас. Вот почему они с раннего возраста учатся приспосабливаться, копируя нормальные человеческие реакции и поведение. Они учатся тому, когда уместно бросаться в слёзы, показывать печаль, чувство вины, заботу и любовь. Они вынуждены разучивать всевозможные выражения лица, общепринятые фразы и прочие социальные сигналы эмоций, которые они сами не способны переживать. Тем самым, изображая поддельные печаль, скорбь, чувство вины, заботу и любовь, они вводят в заблуждение других и манипулируют нашими реакциями, чтобы получить то, что они хотят. Вот каким образом они способны выманивать у вас деньги, играя на вашем чувстве жалости и сострадания. Обычные люди, не осознавая принципиальной разницы между собой и психопатами, исходят из того, что эти проявления эмоций являются подтверждением наличия эмоций как таковых, позволяя психопатам оставаться незамеченными подобно волкам в овечьих шкурах. "Самые талантливые из них настолько усовершенствовали свою способность очаровывать других, хвастаясь своими навыками показывать другим свою фиктивную сторону - убедительную, принимаемую за чистую монету и трудно различимую, - что это стало для них своего рода искусством."18

Эта "практика" прикидываться нормальным человеком искусно изображена в романе Мэри Астор "Невероятный Чарли Каре", о котором Клекли говорил, что он "должен быть прочитан не только каждым психиатром, но и каждым врачом", так как он удивительно точно описывает портрет психопата.19 Это "потворство" жизненно необходимо для психопатов - в противном случае их "бесчеловечность" будет разоблачена. Ведь большинство людей не станет положительно реагировать на ребёнка или взрослого, которые потенциально способны, как выразился Хаэр, "пытать и калечить [человеческие существа] с примерно тем же чувством беспокойства, которое мы испытываем, когда разделываем индейку."20

Способность психопатов быть обаятельными любителями поговорить также помогает им поддерживать их "фикцию". Они искусно рассказывают "невероятные и в то же время убедительные" истории о себе, легко переплетая правду с ложью. Они не только врут без труда, но и абсолютно безмятежны, когда их ловят на лжи. Они просто переделывают свою историю - к недоумению тех, кто знает правду. Они могут инсценировать угрызения совести и в то же время способны также искусно оправдывать своё поведение, часто изображая себя в роли жертв, сваливая вину на реальных жертв. Одна психопатка жаловалась, что никому не было дела до её чувств, после того, как она потеряла обоих своих детей. На самом деле, она сама лишила их жизни. В случаях подобно этому их маска сползает совсем немного и напоминает попытку менее сообразительного психопата использовать эмоциональные концепции, которые он не способен понять. Один заключённый сказал Хаэру: "Да, конечно я чувствую угрызения совести [из-за совершённого преступления]." И в то же время он не "чувствовал себя плохо из-за этого".21

Даже их приступы сильного "гнева" являются тщательно продуманной показухой. Один относительно самосознательный психопат поведал следующее: "Существует целый спектр эмоций, которые я понимаю лишь посредством слов, чтения и моего незрелого воображения. Я могу представить себе, что я чувствую эти эмоции (т.е. знать, что они собой представляют), но в реальности я не способен их переживать."22 У другого психопата, смущённого после вопроса о том, как он чувствовал, спросили о физических ощущениях эмоций, на что он ответил: "Конечно! Я же не робот. Во время секса или драки у меня реально поднимается настроение."23 Способные лишь на самые примитивные телесные ощущения, психопаты не способны переживать интенсивные эмоции, не говоря уже о том, чтобы держать их под контролем; любое проявление психопатом эмоций является лишь показухой с целью манипуляции.

Что касается причин этого будоражащего психического нарушения, исследователи теперь уверены в том, что, вопреки некогда бытовавшему представлению о том, что психопатия является следствием детской травмы, в основе этого расстройства лежат существенные генетические и биологические факторы. В опубликованном в 2007 году дополнении к проводимому на протяжении уже 20 лет исследованию психопатии Роберт Хаэр комментирует: "Я должен отметить, что первые результаты исследования генетики поведения согласуются с точкой зрения эволюционной психологии о том, что психопатия является в меньшей мере результатом нейробиологического дефекта, а скорее передающейся по наследству адаптивной жизненной стратегией."24 Или, как он выразился в своей книге "Лишённые совести":


Я думаю, что [детский опыт] играет важную роль в формировании того, что было дано природой [то есть "абсолютной неспособности испытывать сочувствие и целый ряд других эмоций"]. Социальные факторы и родительское воспитание оказывают влияние на развитие этого расстройства и его выражение в поведении. Таким образом, индивидуум с совокупностью психопатических черт характера, подрастающий в благополучной семье и имеющий доступ к положительным социальным и образовательным ресурсам, вполне может стать аферистом или преступным "белым воротничком", или, возможно, даже недобросовестным предпринимателем, политиком или специалистом в какой-либо области. Другой индивидуум, имеющий практически те же черты характера психопата, но выросший в малоимущей или патологической семье, может стать бродягой, наёмником или жестоким преступником. ... Одним из следствий этой точки зрения для системы уголовного правосудия является то, что качество семейной жизни оказывает намного меньше влияния на антисоциальное поведение психопатов, чем на поведение большинства людей.25


В соответствии с этим пониманием психопатию можно обнаружить уже в раннем возрасте. К 10 или 12 годам у психопатов наблюдаются серьёзные поведенческие проблемы: постоянное враньё, мошенничество, воровство, поджоги, прогулы занятий, срывы школьных уроков, токсикомания, вандализм, насилие, запугивание других, бегство, преждевременная сексуальность, жестокость по отношению к животным. Один психопат усмехался, рассказывая Хаэру о своих воспоминаниях, когда он привязывал щенков к рельсовым путям, чтобы после прохождения поезда использовать их головы в своей бейсбольной практике.26 Тем не менее, конкретные причины развития психопатии (а также возможные меры по её предотвращению в детском и раннем подростковом периоде) остаются неизвестными. Детям, предрасположенным к психопатии и не проявляющим её очевидных признаков в более поздних периодах жизни, возможно, успешно удаётся избегать разоблачения благодаря таким факторам, как высокий интеллект и способность лучше планировать и контролировать своё поведение. Несмотря на то, что подавляющее большинство исследований было проведено на отбывающих срок уголовниках (благодаря относительной лёгкости возможностей для исследований), концепция успешного психопата (то есть ненасильственного психопата либо же психопата, которого просто ещё не поймали) является относительно новой актуальной темой для специалистов, которая пока ещё недостаточно определена и плохо понята широкими массами, так же, как в начале 20-го века был ещё недостаточно определён и понят термин "психопат".

Именно эти психопаты, которым удаётся избегать обнаружения, и становятся успешными и жестокими политиками и правительственными инсайдерами, как это было в случае с Германом Герингом и Лаврентием Берией (мы поговорим о них в следующих статьях этого цикла) и, возможно, в случае с современными политиками, такими как, например, Биньямин Нетаньяху, бывший вице-президент США Дик Чейни и итальянский премьер-министр Сильвио Берлускони. Эти люди достигли вершин власти и продолжают оставаться опасными для общества.


Буш имел обыкновение взрывать лягушек с фейерверками, когда он был еще ребенком. Он также полностью безответственен. Ничто никогда не является его ошибкой.

Блэр обладает редким очарованием, которое так часто отмечается психологами, изучающими психопатию.


Известное замечание, сделанное Мадлен Олбрайт в 1996, когда ее спрашивали об 500 000 смертельных случаев в Ираке, по большей части детей, из-за эмбарго. Она ответила, что она считала, что ' Это того стоило', то есть, пол миллиона смертей были необходимой ценой, которую надо было заплатить, чтобы расправиться с Саддамом.

Психопаты способны к холодному планированию геноцида людей, например, палестинцев; к чему люди, обладающие совестью не способны. Один человек может быть убит в момент ссоры. Много тысяч могут умереть лишь при холодном заранее спланированном расчете.

Психопат именно таков - лишенный совести индивидуум. Самая важная вещь, которую необходимо помнить - то, что психопатия скрывается под маской нормальности, которая часто является настолько убедительной, что даже эксперты ошибаются, и, в результате психопаты становятся Змеями в Костюмах, которые управляют нашим миром.

отсюда

[Spoiler (click to open)]
https://www.proza.ru/2015/03/17/1846


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments