psyont (psyont) wrote,
psyont
psyont

Нынешние бандеровцы логичное продолжениеих предков и "героев"

Оригинал взят у ramst11 в Нынешние бандеровцы логичное продолжениеих предков и "героев"

Может, конечно, это и видео и фейк - исключать ничего нельзя. Но даже если и так, то фейк весьма правдоподобный, в который, зная укронацистов, верится сразу.

...Сейчас, во времена нового массового украинского психоза, садисты и палачи УПА являются героями Украины. Параноики гордятся параноиками, убийцы — убийцами, а психопатизированные массы пребывают в кровавой эйфории.

Эта история произошла 2 июля 2007 года. В тот день житель польского села Гута Пенника Януш Марчак узнал в посетителе находящегося на территории автозаправки кафе одного из палачей, которые в феврале 1944-го года в составе 4-го Галицкого добровольческого полка СС зверски уничтожили более 800 жителей этого села. Лицо украинского эсэсовца он запомнил на всю жизнь. Благо имелась и яркая внешняя примета — большая родинка на левой щеке. Именно этот человек и еще один эсэсовец ворвались в дом Януша в то страшное утро. Польскому мальчишке повезло — он в этот момент находился на чердаке, и только это спасло ему жизнь. Сквозь ворох соломы, в котором он спрятался, мальчик слышал душераздирающие крики родителей и двух сестер. Затем все смолкло. Палачи вышли из дома, помылись у колодца, закурили и стали что-то обсуждать буквально в пяти метрах от чердачной щели, к которой приник чудом уцелевший мальчик…

Только к вечеру в селе смолкли крики жертв, выстрелы и пьяный хохот галицких добровольцев. Януш так и не вошёл в дом, обнаружив на пороге отрубленную детскую кисть. Он в ужасе бросился бежать подальше от страшного места, пока не очутился в лесу, откуда наутро вышел к близлежащему хутору. Позже выяснилось, что родители Януша были зарублены топором, а две младшие сестры убиты ножом, а тело одной из них было расчленено изуверами…

Убедившись, что перед ним именно казнивший его семью палач, Марчак вернулся к микроавтобусу, где его ждали сын со своей женой и её братом и двое правнуков. Велев сыну задержать палача, если тот вознамерится покинуть автозаправку, отец быстро съездил в село и вернулся ещё с двумя выжившими свидетелями той давней трагедии, которые, в свою очередь, также приехали не одни. Почти час четырнадцать человек с нетерпением ждали, когда убийца покинет кафе и направится на автомобильную стоянку.

…Полиция и «скорая помощь» приехали слишком поздно. Получившая множество ножевых ранений, с переломанными шеей и ребрами и вытекшим глазом «жертва бандитского нападения» скончалась по дороге в больницу. Тщательное расследование показало, что Марчак не ошибся. Гражданин Польши Франтишек Оржеховский (Люблинское воеводство) на самом деле оказался Васылем Когутом, украинским карателем из состава 4-го Галицкого добровольческого полка СС, который принимал участие в массовой казни жителей села Гута Пеняцка. Единственный сын Когута, узнав детали «геройства отца», от иска отказался.

Масштабный характер истребление польского населения Волыни приобрело весной 1943 года, когда Волынский краевой провод ОУН(б) принял решение об уничтожении в этом регионе местных поляков. Своего пика кровавые события достигли 11 июля 1943 года, когда одновременно было атаковано более 150 польских населённых пунктов.Посетившая в 1992 году Украину польская делегация, получившая разрешение на исследования и эксгумацию в местах тех событий, уже тогда обнаружила свыше 600 мест массовых захоронений польских жертв украинских нацистов. Общее количество их (в зависимости от временных рамок, т.к. убийства осуществлялись несколько лет, июль 1943-го был лишь одним из пиков геноцида) колеблется от 36.000 до 100.000 и более человек. В основном жертвами патриотов Украины были женщины, дети и старики.

Показательно то, что в убийстве беззащитных поляков активное участие принимали не только вооружённые боевики УПА, но и местные жители обоего пола из близлежащих украинских селений. Доведённые пропагандой галицийских эмиссаров ОУН до состояния массового психоза, они окружали польские села и хутора, а затем безжалостно истребляли своих ещё вчерашних соседей. Со звериной жестокостью они убивали безоружных людей, сжигали дома, церкви, сады, посевы. Уничтожали всё, что поддавалось огню, дабы лишить поляков надежды на возвращение. Зачастую убийцы не производили ни одного выстрела! Просто вырезали всё население — от грудных младенцев до стариков — косами, топорами и ножами. Воспоминания чудом выживших людей содержат многочисленные свидетельства вырываний языков, выкалываний глаз, забиваний гвоздей в голову, выпарываний плодов у беременных женщин, четвертований, кошмарных надругательств над трупами и утонченно садистских пыток.

Убивали людей целенаправленно, именно за то, что они поляки. Например, многочисленные показания уцелевших жертв геноцида свидетельствуют — в смешанных семьях ОУНовцы, вдохновляясь стихами Тараса Шевченко и ориентируясь на вероисповедание, убивали всех общих детей, считавшихся поляками, в то время как считавшихся украинцами униатов оставляли в живых (точно так же, как это делали хуту в Руанде).

Звериная жестокость и садизм украинских патриотов достигали невероятных форм. Идейные потрошители из ОУН-УПА, пребывая в экстазе кровавого психоза, наслаждались мучениями своих беззащитных жертв и своей властью над людскими жизнями.Всё это достаточно детально запротоколировано в спецсообщениях УКР «Смерш» 1-го Украинского фронта. Для наглядности стоит привести несколько фрагментов из этих страшных рассказов о той кровавой резне.

Из протокола допроса боевика УПА Владимира Дубинчука 6 августа 1941 года:"Когда мы обратно возвращались в с. Свичев, то не помню, кто-то нам сообщил, что в доме Сошинского Антона укрываются его дети. Бандит Лупинка дал мне распоряжение убить этих детей. Когда соучастники находились около подводы, я вбежал в дом Сошинского Антона и расстрелял ребенка примерно пяти лет. В комнате было еще два ребёнка, но у меня оставшийся один патрон дал осечку. После этого я вышел из квартиры и доложил об этом Лупинка Иосифу, который дал мне два патрона и распоряжение убить этих детей. Я вторично зашел в комнату и расстрелял второго ребенка возрастом примерно два года. В это время зашел в квартиру Лупинка Иосиф и в моем присутствии расстрелял третьего ребенка, который был возрастом примерно 6-7 лет" (1).

Из протокола допроса командира четы УПА Степана Редеши, 21 августа 1944 года: «…Я лично принимал непосредственное участие только в одной операции против польского населения, которая имела место в августе месяце 1943 года.В этой операции принимали участие более двух куреней в составе 500 человек с оружием и более 1000 человек из подполья ОУН, вооруженных топорами.Мы окружили 5 польских сел и на протяжении ночи и следующего дня сожгли эти сёла и всё население от мала до велика вырезали — в общей сложности более двух тысяч человек.Мой взвод принимал участие в сожжении одного большого села и прилегающего к этому селу хутора. Мы вырезали около 1000 поляков.

…Многих поляков — мужчин, женщин, стариков и детей — мы бросали живыми в колодцы, затем добивали их выстрелами из огнестрельного оружия. Остальных кололи штыками, убивали топорами и расстреливали.Все это делалось нами под лозунгом „уничтожай польскую шляхту, которая наплывает на украинские земли“.Польские селения сжигали с таким расчетом, чтобы не оставалось следов их существования и чтобы поляки никогда не претендовали на украинские земли.Нам объясняли, что мы этим самым облегчаем осуществление грядущей „украинской революции“. И мы в это слепо верили….Когда началась резня поляков, мой взвод действовал стихийно, я не могу сделать даже приблизительного подсчета совершенных моим взводом убийств и поджогов…» (2).

Из протокола допроса боевика УПА Петра Василенко, 15 мая 1944 года:"Действовала наша банда все время в Ровенской и Волынской областях. Там наша сотня под командованием Корзюка Федора из Волынской области по кличке «Кора» уничтожила два селения около 300 дворов (сожжено) — селение Галлы и селение ПаросляВладимерецкого района Ровенской области. Все польское население вплоть до грудных детей было уничтожено (вырезано и порубано). Я лично застрелил там 5 поляков, которые убегали в лес. После нашим отделом командовал Степаненко Андрей по кличке «Ястреб», урож. с. Лупинск Дубовецкого района Ровенской области" (3).

Из протокола допроса крестьянина Юхима Орлюка, 26 июля 1944 года:"…В эту ночь было истреблено 11 польских семей, но отдельным лицам из этих семей удалось спастись бегством. Сколько всего человек было истреблено, мне неизвестно….В эту ночь убивались поголовно все поляки, которые находились в селе, т. е. взрослые, старики, дети и даже грудные дети….Из семьи Тачинских убита жена Тачинского Иосифа, сын 8-10 лет и грудной ребенок. Из семьи Щуровских был убит Щуровский Антоний, две взрослых дочери 18-20 лет, имен не знаю, и жена Щуровского Антония, лет примерно 50…" (4).

Протоколы допросов офицерами «Смерш» «героев УПА» можно красочно дополнить польскими фотодокументами, сделанными по горячим следам тех массовых убийств. Запечатлённые на них последствия «борьбы за Украину» заставляет у психически нормальных людей вставать волосы дыбом от ужаса.Тому, кто воочию хочет их увидеть, стоит обратиться к книге известного польского исследователя Александра Кормана «Геноцид УПА польского населения» (5).

Благодаря каннибальским усилиям украинских патриотов из ОУН и УПА к концу 1943 года почти все польские населенные пункты на Волыни и Ровенщине вместе с их жителями были стерты с лица земли. Те поляки, которых чудом не убили, бежали, бросив свои дома.Если для вождей-параноиков ОУН «Волынская резня» была чётко спланированной акцией, которая, по их мнению, полностью отвечала сверхценным идеям украинского национализма, то для простых селян, в экстазе ненависти рубивших топорами своих соседей, это был приступ массового психоза — коллективного умопомрачения.Ведь совершали все эти жуткие и бессмысленные преступления не какие-нибудь коммунисты-безбожники, а истово верующие христиане, каждую неделю посещавшие церковь, молившиеся Богу, знавшие о заповедях Христа, главными из которых являются «возлюби ближнего своего, как самого себя» и «не убий».

Но для «свидомого украйинця» Бандера выше Христа, а доктрина национализма важнее божьих заповедей. Именно поэтому «украинцы» так легко совмещают свою показную набожность с откровенным каннибализмом. И объяснить это совмещение несовместимого можно лишь с точки зрения психиатрии. Это не политика. Это даже не любимая украинскими националистами «воля к власти». Это воля к сумасшествию. Причём сугубо украинская воля, наслаждающаяся и гордящаяся своим душевным недугом.Параноики у власти — это гарантия массового психоза. Не только ОУН сороковых годов прошлого века, но и «Революция достоинства» сие наглядно доказали. Поэтому неудивительно, что «Волынская резня» 1943 года повторилась в виде «Донбасской резни» 2014. Это предельно закономерно и неизбежно. С той только разницей, что резать русских гораздо труднее, чем поляков, а главное — крайне опасно для жизни.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments