psyont (psyont) wrote,
psyont
psyont

Categories:

Топор и пуля против слова

Оригинал взят у sobolev_sv в Топор и пуля против слова


Убийства писателей на Украине

Против Бузины сплотились все «сливки» прозападной украинской политической сцены — ультраправые националисты, феминистки из «Femen», либеральные правозащитники и поборники прав сексуальных меньшинств. Писатель вызывал их ненависть своими едкими публикациями, но до поры до времени сделать что-либо с ним в рамках украинского законодательства не получалось. Вот и метали торты, позже — просто нападали, а 16 апреля — убили.

Убийства мастеров слова стали, своего рода, визитной карточкой украинских националистов. На протяжении столетия поборники «самостийности» уничтожают цвет украинской интеллигенции. Единственная вина убиенных писателей, поэтов, журналистов, философов состоит в том, что они имели иной взгляд на судьбу Украины, считали ее принадлежащей к русскому миру и должной развиваться вместе с Россией и Белоруссией, но никак не в охвостье Запада.

Критик УПА «упал» с лестницы

Убийство Олеся Бузины — это демонстративная акция, показывающая всем противникам украинского национализма, на что готовы воины трезубца в своем стремлении угодить Западу. До недавнего времени, тем не менее, на столь демонстративные преступления русофобские силы не решались. Предпочитали убивать «тихо», с возможностью представить все несчастным случаем или самоубийством.

Так, в 1999 году при странных обстоятельствах погиб Виталий Масловский.



Виталий Иванович к моменту своей трагической гибели был уже немолодым человеком 64 лет. Доктор исторических наук, писатель, он в 1990 г. издал книгу об истории Украинской повстанческой армии, в которой вскрывал многие нелицеприятные факты о деятельности «бандеровцев». Естественно, что в самостийной Украине Виталий Иванович остался без работы. Помогала выживать ему лишь пенсия инвалида Великой Отечественной войны. Масловский был уроженцем Ковельского района Волынской области, до конца дней жил во Львове, но по духу своему принадлежал к русскому миру, придерживался идеи о необходимости единства русских, украинцев и белорусов и активно участвовал в деятельности русского движения на Западной Украине. Особую ненависть со стороны украинских националистов вызывали исторические исследования Виталия Масловского.

В 1999 г. вышла его книга «С кем и против кого воевали украинские националисты в годы Второй мировой войны», которую, разумеется, на территории Украины было напечатать невозможно. Тем не менее, отрывки из исследования попали в львовскую прессу. Масловский писал, что «воспитанные чужими культуртрегерами, галицийские националисты стремятся теперь стать наставниками и носителями культуры для всей Украины. Галицкий фундаментализм становится исключительно воинственной идеологией новейших интегральных националистов, его хотят навязать в качестве образца всему народу Украины, всех заставить исполнять его догматы» (Масловский В.И. С кем и против кого воевали украинские националисты в годы Второй мировой войны). Этого оказалось достаточно, чтобы националисты вновь вспомнили о Масловском. Посыпались открытые угрозы в адрес ученого. Но Масловский не сдавался. Во второй половине 1999 г. он подготовил к печати очередное исследование о роли украинских националистов в Холокосте. Этого националистические организации Львовщины уже не могли простить историку — ведь напоминание о Холокосте и роли в нем «оуновцев» крайне негативно сказывается на имидже украинских националистов в мире, способствует отторжению от них значительной и авторитетной части либерального истеблишмента, в том числе финансистов, среди которых много людей, потерявших родственников во время Холокоста.

26 октября 1999 г. историк Виталий Иванович Масловский был найден в бессознательном состоянии в подъезде собственного дома. 27 октября он скончался. По официальным данным, смерть профессора была вызвана черепно-мозговой травмой и переломом шейного участка позвоночника, последовавшими в результате падения в лестничный пролет подъезда. Судя по всему, профессор был сброшен с лестницы или убит и сброшен с лестницы своими оппонентами. Однако супруга Масловского, на которую, скорее всего, оказывалось давление, попросила не возбуждать уголовное дело. Поэтому официальной версией смерти профессора стал несчастный случай. Несмотря на то, что русские организации Западной Украины в «естественные причины» смерти известного историка не поверили и обратились к правоохранительным органам и властям страны с требованием разобраться во всех деталях произошедшего, гибель Виталия Ивановича Масловского так и не была расследована. Вплоть до настоящего времени она остается одной из «тайн» истории устранения националистическими силами своих политических, научных и литературных оппонентов и критиков.

Ярослав Галан — с детства вместе с Россией

Пожалуй, самым известным украинским писателем, павшим от рук националистов, был Ярослав Галан. Имя Ярослава Александровича Галана вписано золотыми буквами в историю русско-украинских отношений в культурной области. Без преувеличения можно назвать его последним из великих русофилов Галиции. В течение ХХ века пророссийское движение в Галиции, некогда весьма многочисленное и авторитетное, не мыслившее жизни восточноевропейских славян без великой России, без русской культуры и русского языка, оказалось практически полностью изничтоженным — сначала репрессиями австро-венгерских и польских властей, затем — гитлеровцами и, наконец, собственными соплеменниками — галичанами, принявшими сторону Запада и окончательно лишившимися исторической памяти.



Ярослав Галан родился в небольшом местечке Дынив, ныне входящем в состав Польши, 27 июля 1902 г. Его отец был мелким служащим, что помогло Ярославу получить образование сначала в школе, а затем — в гимназии города Перемышля. С детства Галан познал все «прелести» жизни в униатском регионе Галиции. В школе преподавали греко-католические священники, насаждавшие культ Папы Римского. Об этом Галан, со школьной скамьи усвоивший критическое отношение к униатству, неоднократно вспоминал в своих литературных произведениях:

«Однажды пан-отец спросил меня:
-- Почему святого отца мы зовем Пием?
Я простодушно ответил:
-- Потому что святой отец любит выпить.
Не успел я опомниться, как мой живот очутился на поповском колене, а священная розга высекла на моем теле десять заповедей». (Галан Я.А. Плюю на папу).

Пророссийские настроения были характерны для всей семьи Галанов. По сути дела, Ярослав стал достойным и наиболее известным продолжателем семейных традиций. Его отец Александр в начале Первой мировой войны попал в концлагерь «Талергоф». Сюда свозили десятки тысяч русинов со всей Галиции — всех тех, кто поддерживал Россию или подозревался в симпатиях к «русскому миру». Так австро-венгерский режим боролся с пророссийскими настроениями среди населения Галиции. Судя по всему, в Галане-старшем австро-венгры увидели опасного русофила, что и стоило ему свободы. Семья Галана эвакуировалась в Ростов-на-Дону. Кстати, именно в Ростове оседали многие беженцы с польских земель, сюда же в 1915 году перевели и Варшавский университет, к которому восходит история Ростовского государственного университета (РГУ, ныне ЮФУ — Южный федеральный университет) — одного из крупнейших и авторитетнейших вузов на Юге России. Ростов-на-Дону до сих пор хранит память о годах пребывания здесь юного Галана — в честь писателя здесь названа одна из улиц.

Будучи студентом, Галан, весьма скептически настроенный к галицийскому национализму, к польской власти и к католичеству, стал проявлять симпатии к социализму. Постепенно он перешел к непосредственному участию в леворадикальных подпольных организациях. В те годы многие пророссийски настроенные галичане перешли на коммунистические позиции, увидев в Советском Союзе наследника великой России и, как им казалось, заступника Галицкой Руси перед сторонниками ее полонизации или «украинизации». Тем более странным для пророссийски настроенной галицкой интеллигенции выглядел курс советского правительства на «украинизацию» населения, входившего в состав Украинской ССР. Фактически Советский Союз продолжал австро-венгерскую линию по созданию украинской политической идентичности, тогда как галицкие русофилы считали, что украинцы, белорусы и русские суть триединый славянский народ. Конечно, влияние СССР сделало свое дело и многие из галицких русофилов, в том числе и сам Галан, стали определять себя как украинцев, вошли в историю как деятели украинской литературы и журналистики.

Коммунизм и русофильство

Ярослав Галан всегда занимал подчеркнуто просоветские позиции, за что снискал уважение в Советском Союзе. Известно, что Галану благоволил сам Иосиф Виссарионович Сталин. Когда началась Великая Отечественная война, Ярослав Галан отправился на фронт корреспондентом фронтовых газет, трудился специальным корреспондентом газеты «Советская Украина». Главным объектом яркой и обличительной критики Ярослава Галана стали украинские националисты из антисоветских организаций. Хорошо знавший суть украинского национализма, прекрасно разбиравшийся в нюансах истории и идеологии украинских националистов, Ярослав Галан стал одним из наиболее опасных для оуновцев советских пропагандистов. Кстати, в 1946 г. именно Ярославу Галану выпала честь представлять газету «Советская Украина» на Нюрнбергском процессе.

Среди представителей украинской советской литературы Ярослав Галан занимал особое место. В отличие от многих украинских писателей, лишь прикрывавшихся идеями советского интернационализма, а в действительности являвшихся убежденными националистами и даже русофобами, выдержанными в старой австро-венгерской закваске, Галан оставался именно представителем русофильского направления в украинской литературе. Пожалуй, он был единственным из галицких русофилов, интегрировавшимся в полной мере в советскую литературу. В Советском Союзе, как известно, существовал запрет на подлинную историю феномена украинизации. Фактически советское руководство, как уже было отмечено выше, продолжало политику украинизации, начатую еще в Австро-Венгрии. Причем в эту политику в советский период оказалось вписано не только население западноукраинских земель, но и жители Малороссии и Новороссии. Естественно, что концепция происхождения «украинской идентичности» как политического конструкта австро-венгерских властей для разжигания антироссийских настроений в Галиции, в Советском Союзе замалчивалась. Ярослав Галан был едва ли не единственным писателем, по крайней мере, такого уровня, который проводил в своих произведениях мысль об искусственности разделения на русских и украинцев, подчеркивал единство восточных славян и значимость России для всего восточнославянского мира.

Слова Галана, которые он писал много десятилетий тому назад, сегодня, к сожалению, очень злободневны: «История, особенно история последних 30 лет, научила нас, в частности, что любовь к Москве — это любовь к Украине, а ненавидеть Москву — значит ненавидеть Украину. Дальний путь от Грушевского до бандеровских резунов, но — тот же. Грушевский и его Центральная рада опирались на штыки Вильгельма II, бандеры и мельники — на штыки Гитлера. Сегодня националистический сброд распарывает животы галицким детям во славу очередных своих хозяев с Запада. У них меняется лишь тактика, а методы остаются те же: методы предательства, провокации». Будто бы про 2014-2015 гг. писал Ярослав Галан — столь метко и точно характеризует он деятельность украинских националистов, выявляет их подлинных хозяев, сконструировавших сам украинский национализм и всю его историю направляющих националистов против России и тех представителей украинского народа, кто не видит смысла в разрыве с русским миром.

Топор убил лишь тело, но не слово

24 октября 1949 года в квартиру Галана позвонили. Дверь пошла открывать домработница, которая видела Стахура дома у писателя и поэтому ничего не заподозрила. Стахур связал домработницу, заткнул ей рот кляпом, оборвал телефон… В это время Ярослав Галан сидел в кабинете и работал над очередным произведением. Когда Михаил Стахур зашел к нему в комнату, Галан поздоровался, даже не оглянувшись, поскольку был сильно занят. Стахур подошел к писателю сзади и несколько раз ударил топориком по голове. Галан упал вместе с креслом на пол. Так, на сорок восьмом году жизни был убит выдающийся писатель и настоящий патриот русского мира… Убийца Стахур, спрятав орудие преступления под плащ, быстро покинул квартиру Галана и скрылся на явочной квартире у соратников. Ночью он уехал из Львова и «ушел в лес», к оуновцам. Там он рассчитывал скрыться и продолжить борьбу против советской власти. Следует отметить, что ему удалось почти два года после убийства Галана провести «на свободе», скрываясь в «оуновских» берлогах Львовской области.



Петля дождалась «героя»

Убийство Ярослава Галана разъярило Иосифа Сталина, который очень хорошо относился к писателю. Руководству Компартии Украины, органов государственной безопасности и внутренних дел, комсомола было дано поручение как можно быстрее найти убийц советского писателя. Владимир Семичастный, будущий председатель КГБ СССР, а во время описываемых событий — первый секретарь ЦК ЛКСМУ, вспоминал: «Как раз перед новым 1950 годом во Львове убили топором прямо в домашнем кресле Ярослава Галана. Хрущев многих направил тогда в столицу Западной Украины: своего второго секретаря Мельникова, председателя КГБ, министра внутренних дел, секретаря партии по идеологии и меня как первого секретаря ЦК ЛКСМУ: „Ищите, кто совершил! “ ». Поиски убийц Галана велись с беспрецедентным размахом. Ошибкой убийцы Галана было то, что он оставил в живых домработницу — то ли забыл ее «убрать», то ли пожалел. Скорее забыл, если учитывать, что к моменту убийства писателя за плечами у Стахура уже был опыт восьми убийств, причем абсолютно безвинных людей. Благодаря показаниям домработницы следствию удалось выйти на круг предполагаемых заказчиков и исполнителей страшного преступления. Было арестовано более ста подозреваемых, включая, разумеется, всех детей священника Лукашевича. Приговор суда был суров: троих братьев Лукашевич приговорили к высшей мере наказания — смертной казни через расстрел. Священник и целый ряд других пособников преступления получили по 20-25 лет лишения свободы. Однако на свободе оставался самый главный фигурант дела — убийца Михаил Стахур. Он скрывался на территории Львовской области, в лесах, где еще существовали базы «оуновцев».

Поиски Михаила Стахура длились около двух лет. В 1951 г. органы государственной безопасности получили информацию, что в лесном убежище скрывается группа из четырех «оуновцев», один из которых и является тем самым Михаилом Стахуром — убийцей Ярослава Галана. Чекистам стало известно, что по ночам боевики приходят в ближайшее село, где одна пожилая пара регулярно снабжает их продуктами питания и чинит одежду и обувь. Теперь оставалось «дело техники», но главная задача была все же трудновыполнимой — взять вооруженных боевиков живьем, чтобы советский суд смог вынести им справедливые приговоры. Поэтому чекисты встретились с дедом и бабкой, которые кормили и обслуживали боевиков, и убедили их подсыпать в компот, сваренный для «оуновцев», снотворное. План заключался в том, чтобы взять боевиков спящими во время послеобеденного отдыха. Когда «оуновцы» появились в доме у давних знакомых — деда и бабки, они и не подозревали, какой «вкусный компот» был им приготовлен. Боевики пообедали и вышли во двор отдохнуть и покурить. Все это время за домом наблюдала группа захвата, состоявшая из опытных сотрудников органов госбезопасности. Постепенно боевики задремали и в этот момент в дом ворвались чекисты, сумевшие молниеносно скрутить «оуновцев».

Арестованных отвезли в районный отдел УМГБ по Львовской области. В числе пойманных был и Михаил Стахур. Практически целый год шло повторное следствие по делу об убийстве Ярослава Галана Михаилом Стахуром. Было установлено, что последний в течение второй половины 1940-х гг. совершил девять зверских убийств. В начале 1952 г. военным трибуналом Прикарпатского военного округа, состоявшимся во Львове, Михаил Стахур был приговорен к высшей мере наказания — смертной казни через повешение. Нельзя не отметить, что после окончания войны и казни захваченных полицаев, причастных к убийствам граждан СССР на оккупированных территориях, советские суды отказались от практик повешения. Михаил Стахур стал первым за послевоенные годы повешенным преступником.

Как мы видим, прошло почти семь десятилетий со времени зверского убийства писателя Ярослава Галана украинскими националистами, а тактика последних не меняется. Единственным аргументом у них остается применение преступных методов — ведь ответить словом на слово они не способны. Вот и получается, что писатели и журналисты отдают свои жизни, донося до людей правду о подлинном лице украинского национализма. Шестьдесят шесть лет назад был убит Ярослав Галан, несколько дней назад — Олесь Бузина. Убиты сотни других политических деятелей, писателей, журналистов, выступавших с пророссийских и даже просто антифашистских позиций. Убивают их потому, что слово бьет сильнее пули, сильнее артиллерийских орудий. Слово обличает, снимает маскировочные костюмы с этих «националистов», клянущихся в вечной любви Западу, готовых отдать жизни миллионов соотечественников и полностью разрушить инфраструктуру собственной страны, руководствуясь одной лишь безумной русофобией.

Источник
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments