December 21st, 2018

Кремлю снова нужно 6 тысяч ядерных боезарядов



США могут выиграть в глобальной войне, заплатив за это жизнями 20 млн. американцев






На фото: российский ракетный комплекс наземного шахтного базирования РС-28 "Сармат" с тяжелой жидкостной межконтинентальной баллистической ракетой "Сармат"
На фото: российский ракетный комплекс наземного шахтного базирования РС-28 «Сармат» с тяжелой жидкостной межконтинентальной баллистической ракетой «Сармат» (Фото: Пресс-служба Минобороны РФ/ТАСС)
Материал комментируют:

США намерены нейтрализовать возможности ядерных сил России. Об этом заявил командующий РВСН генерал-полковник Сергей Каракаев в интервью газете «Красная звезда», опубликованном 17 декабря.

Генерал-полковник напомнил, что с момента подписания договора СНВ-1 в 1991 году ядерные потенциалы России и США сократились более чем в три раза. Однако одновременно Америка неуклонно наращивала свой противоракетный потенциал, нарушая баланс сил между наступательными и оборонительными вооружениями в свою пользу.

«Можно уверенно утверждать, что США в обозримой перспективе не только не откажутся от попыток нивелировать возможности Стратегических ядерных сил России, но и продолжат поиск и реализацию новых дополнительных путей решения данной задачи», — сказал Каракаев.

Командующий РВСН дал понять, что сделать это непросто. «Сегодня наши МБР имеют короткий активный участок траектории и оснащены новейшими комплексами средств преодоления системы ПРО, что затрудняет их обнаружение, сопровождение и перехват средствами противника. Не следует забывать и о том, что европейские объекты ПРО находятся в зоне досягаемости других эффективных ударных средств наших Вооруженных сил», — отметил он.

По словам Сергея Каракаева, разработан и ряд мер, позволяющих снизить эффективность системы ПРО США в Европе. Они «связаны, прежде всего, с созданием ракетных комплексов, оснащаемых современными средствами противодействия ПРО, перспективным боевым оснащением, обладающих повышенной живучестью».

«Предполагается развить имеющийся научно-технический задел в части варьирования траекторно-баллистических возможностей МБР, продолжить работы по созданию средств огневого и функционального поражения информационно-разведывательных, управляющих и ударных средств создаваемой системы противоракетной обороны», — рассказал генерал-полковник.

Если же США выйдут из ДРСМД, и начнут размещать американские ракеты средней дальности в Европе, это будет «учитывается при планировании боевого применения РВСН», подчеркнул Каракаев.

Отдельно командующий остановился на новейших вооружениях. Он сообщил, что летные испытания жидкостной МБР «Сармат» начнутся в ближайшее время — на космодроме Плесецк для этого достраивается необходимая инфраструктура. Первые «Сарматы» поступят в РВСН в 2021 году. Вначале они появятся в Ужурской ракетной дивизии, где сейчас находится ракетный комплекс «Воевода», считающийся уже морально устаревшим предшественник «Сармата».

А уже в 2019 году в ракетный полк Домбаровского соединения поступят первые образцы ракетного комплекса «Авангард». «Новый комплекс „Авангард“ с гиперзвуковым планирующим крылатым боевым блоком имеет совершенно уникальные боевые характеристики. С принятием его на вооружение существенно будут увеличены боевые возможности группировки, прежде всего, по преодолению противоракетной обороны и поражению точечных важных объектов», — рассказал Сергей Каракаев.

Он также отметил, что к концу 2018 года в РВСН планируется поставить около 100 новых образцов вооружения. Среди них ракетные комплексы «Ярс» стационарного и мобильного базирования.

Что могут предпринять США, чтобы обнулить наш ракетно-ядерный потенциал, насколько надежен наш ядерный щит?

— В России, благодаря либералам, утвердилась ошибочная концепция, что для сдерживания США достаточно нескольких ракет с ядерными боеголовками, — считает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО, доктор политических наук Михаил Александров. — Что американцы не пойдут на военный конфликт, если будет угроза, что до территории США долетит хотя бы десяток таких ракет. Раз так, нужно и дальше сокращать стратегические наступательные вооружения.

На деле, Америка вовсе не дрожит над жизнью каждого своего гражданина. Это в кино отряд бойцов США несет потери, но спасает одного-единственного военнослужащего — рядового Райена. В жизни все иначе.

В годы Великой депрессии, по некоторым данным, в США погибли от голода 1 млн. человек. И американскому руководству было на это плевать. Ему, замечу, и сейчас плевать на жизни черных и цветных американцев.

Из этого и следует исходить при анализе: каким количеством ядерных боеприпасов мы можем обеспечивать сдерживание США?

Сдерживание, я считаю, сработает только в одном случае: если противник опасается гарантированного уничтожения. Но договор СНВ-3, на мой взгляд, сократил ядерные арсеналы до такого уровня, что сдерживание перестало работать.

«СП»: — Из чего вы исходите, делая такой вывод?

— По договору СНВ-3 мы располагаем 1500 стратегических ядерных боезарядов. Можем ли мы ими нанести неприемлемый ущерб США? У меня на этот счет возникают серьезные сомнения.

В случае конфликта какое-то количество ракет не взлетит, какое-то их число будет уничтожено на старте, некоторые не долетят до цели из-за технических сбоев или будут сбиты средствами ПВО. И сколько боеголовок в итоге останется?!

Напомню: в 1972 году, когда Леонид Брежнев и Ричард Никсон подписывали в Москве советско-американский договор об ограничении стратегических вооружений (ОСВ-1), стороны имели по 6 тысяч ядерных боезарядов каждая. Подписанию предшествовал анализ ситуации, документы по которому американская сторона недавно рассекретила.

Как оказалось, США делали расчет своих возможных потерь — 6 тысяч советских ядерных зарядов, по сценарию американских аналитиков, уничтожали 130−140 млн. населения Америки. Причем, заметьте, на тот момент система ПРО развита не была.

Теперь представим, как выглядит этот расчет сейчас. У нас в четыре раза меньше ядерных боезарядов, чем в 1972 году. По выведенному американцами соотношению получается, что нынешний российский арсенал способен уничтожить 32,5−35 млн. американского населения. Если же принять во внимание возможности современной ПРО, ущерб снижается примерно до 20 млн. человек. Это при том, что население в Америке в два с лишним раза больше, чем в России — 325 млн. человек.

Вот и получается: даже если американцы потеряют 20 млн. человек — катастрофы не произойдет. Через десяток лет Америка эту убыль восстановит. А вот если Россия потеряет в ядерной войне 20−30 млн. человек — это будет для нас однозначно катастрофой.

«СП»: — Что вы предлагаете?

— Нам, я считаю, требуется гораздо больше ядерных боеприпасов, чем сегодня. Причем, нацеливать их надо не на американские города, а на промышленные и инфраструктурные объекты, разрушение которых подорвет экономическую мощь США.

Это ключевые американские заводы, электростанции, железнодорожные узлы, финансовые и административные центры. Потеряв их, после ядерной войны Америка не сможет восстановиться как цивилизованное общество — и перестанет существовать как государство. И тогда место американцев займут другие страны — например, Китай.

По моим подсчетам, для этого нам нужно не меньше 6 тысяч ядерных боезарядов — как накануне заключения ОСВ-1. Повторюсь, мы очень увлеклись сокращением вооружений. Это было правильно, когда мы рассчитывали видеть Америку в кругу друзей, и думали, что по окончанию холодной войны у нас будут отличные партнерские отношения.

Но сейчас ситуация изменилась: США рассматривают нас как врага. И мы Америку рассматриваем как врага, который хочет уничтожить не только Россию, но и всю русскую нацию — это видно из действий Вашингтона на постсоветском пространстве.

Это смертельная опасность для нас, и нам нечего с американцами миндальничать — вступать с ними в соглашения по сокращению вооружений.

— Военно-политическая мысль американского руководства вертится вокруг достижения ощутимого военного и конкурентного превосходства над геополитическими противниками, — отмечает эксперт Российского института стратегических исследований (РИСИ) Сергей Ермаков. — Причем, сами американские аналитики признают, что достичь сегодня этой цели практически нереально. По сути, для этого нужно решить задачу противостояния не одному противнику, серьезному в военном отношении, а сразу двум — России и Китаю.

Для этого нужен, как вариант, военно-технический прорыв — ставка на сверхоружие. Замечу, некоторые американские «ястребы» подобные идеи высказывают. В частности, говорят о необходимости размещать оружие в космосе.

Напомню, в августе министр обороны США Джеймс Мэттис заявил, что его ведомство работает над созданием космических войск. Соответствующее поручение Пентагону дал президент США Дональд Трамп.

Идея заключается как раз в том, что в космосе США способны быстро сделать хороший военно-технический задел, и тем самым нивелировать оборонные возможности Китая и России.

«СП»: — Помимо сверхоружия в космосе, на каких направлениях США выстраивают контригру?

— Есть попытки США сместить сдерживание на региональный уровень. Именно по этой причине, замечу, американцев перестал устраивать ДРСМД. По той же причине в Обзоре ядерной политики (NPR), обнародованном в феврале 2018 года, появились планы восстановления боеспособности крылатых ракет морского базирования с ядерными боеголовками, которые были убраны из арсенала при Бараке Обаме, а также планы развивать нестратегическое ядерное вооружение. В частности, речь идет о переоборудовании некоторого количества баллистических ракет подводного базирования боеголовками малой мощности. Помимо этого, американцы планируют создавать ядерные средства пониженной мощности.

Все эти меры позволяют США сохранять военно-политическое давление на Москву и Пекин. Возможно, в этом заключается главная ставка Вашингтона — расчет на то, что геополитические конкуренты не сумеют выдержать гонки вооружений, вступить в которую США открыто предлагают.

Такая стратегия, по мнению американских аналитиков, оказалась эффективной в борьбе с Советским Союзом и странами Варшавского блока. И они надеются, что она сыграет снова.

«СП»: — Меры по укреплению РВСН, о которых рассказывает генерал-полковник Каракаев, достаточны в такой ситуации?

— Я не стану касаться технической стороны вопроса. Хотя очевидно, на мой взгляд, что конкуренция в ракетно-ядерной сфере смещается в область гиперзвука, и здесь у России имеется преимущество.

К сожалению, приходится рассматривать и перспективу милитаризации космоса. Американцы об этом открыто говорят, и если США станут продвигаться на этом направлении, нам придется отвечать.

Кроме того, надо понимать: сегодня режим контроля над вооружениями не просто переживает серьезный кризис. Дело может закончиться полным его крахом, и к этому тоже следует быть готовыми.

Наконец, главное. Мы должны держать в голове уроки СССР, и придерживаться принципа оборонной достаточности — заниматься выстраиванием спокойной и умной обороны. Я считаю, именно такой ответ в наибольшей степени пугает наших «партнеров» за океаном.

Думаю, американцы не рассчитывали, что ответ России может быть системным — сочетанием военно-технических, политических и дипломатических средств. Держась этой линии, я считаю, мы вполне может сорвать планы США на глобальное лидерство, которое автоматически подразумевает понижение степени безопасности и суверенности других государств.



В ответ на выход США из ДРСМД Путин ответит «Скифами» и «Клабами» у берегов Америки








Губернатор Флориды будет крайне удивлен, когда в его кабинет залетит русская ракета

Жесткий ультиматум американцев России, предъявленный 4 декабря госсекретарем Майком Помпео, мгновенно стал одной из ведущих тем для обсуждения во всем мире. Совершенно понятно, что условия позорной капитуляции в области современных вооружений Москвой будут отвергнуты. И что тогда?

Напомню суть вашингтонского ультиматума: или наша страна в течение 60 суток самостоятельно и безоговорочно устранит «предметы американской озабоченности» в сфере соблюдения Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД), или Соединенные Штаты в одностороннем порядке приостанавливают свои обязательства по этому важнейшему для общей безопасности документу. «После этих 60 дней мы посмотрим, что будет», — угрожающе пообещал Помпео на пресс-конференции, специально собранной по этому поводу.

Не станем вдаваться в технологические подробности давних претензий в этой области, которыми Москва и Вашингтон без какого-либо шанса быть услышанными и понятыми обмениваются уже несколько лет. Официальная позиция Кремля заключается в том, что Россия договор по РСМД не нарушает и все претензии к ней носят исключительно надуманный характер. Но даже это никто обсуждать с нами уже не собирается. Сейчас важно единственное — Договор по РСМД (подписан 8 декабря 1987 года, вступил в силу 1 июня 1988 года) уже совершенно точно мертв. Как следствие — дверь очередной гонки вооружений распахнута настежь. И из нее по обе стороны Атлантики уже ощутимо веет могильным холодом.

Естественно, острее всего этот холод ощущаем мы и европейцы. Первым нервы дрогнули у президента Франции Эммануэля Макрона. Менее месяца назад, 8 ноября 2018 года, когда все уже было предопределено, он прилюдно позволил себе прежде невозможное: попытался затравлено прямо через океан укусить за руку своего давнего сюзерена: «Мы должны защищаться! От Китая, России и даже от Соединенных Штатов».

Потому что Макрон, как и его коллеги в соседних столицах, отлично понимает, что военно-политическая ситуация в Европе на глазах быстро сползает в 80-е годы прошлого века. Это когда 572 ядерные американские ракеты средней дальности (108 баллистических двухступенчатых «Першинг-2» и 464 крылатых ракет BGM-109G «Томагавк» наземного мобильного базирования) были развернуты в Западной Германии. А им навстречу с 441 пусковой установки в Восточной Европе готовы были дать мгновенный и сокрушительный термоядерный ответ наши мобильные грунтовые ракетные комплексы РСД-10 «Пионер» (по классификации МО США и НАТО — SS-20 mod.1 Saber).

В ту пору разбираться, кто и кого атаковал (да и атаковал ли, или просто произошел технологический сбой в каналах военной связи или на радиолокационных станциях разведки и предупреждения), времени не оставалось. Подлетное время «Першингов», «Томагавков» и «Пионеров» к целям по обе стороны противостояния измерялось минутами. Пальцы американских и советских офицеров-операторов круглосуточно лежали на «красных кнопках». За которыми отчетливо зрел апокалипсис.

Не одна только Франция была простым заложником этого противостояния. Конец которому, собственно, лишь Договор по РСМД и положил. Теперь этот краеугольный камень глобальной безопасности Вашингтоном выброшен в корзину. Со всеми вытекающими. Для России — в том числе.

Инициаторы крушения ДРСМД, как обычно во время любой масштабной военной опасности, надеются отсидеться за океаном. Однако получится ли? В Москве уверяют: «Ничего у вас, ребята, не выйдет!».

Способы нашего гипотетического ответа называют разные. Вплоть до почти экзотического сверхмощного ядерного удара по вулкану Йеллоустон в американском штате Вайоминг. Который, мол, тогда проснется и отправит к праотцам Соединенные Штаты целиком. А заодно — и еще полмира.

Понятно, что наверняка будут продолжены патрульные полеты наших стратегических ракетоносцев Ту-95МС и Ту-160 по самой кромке океанских границ США. Понятно, что будут с максимальным напряжением скрытно прорываться туда же наши многоцелевые атомные подводные ракетные крейсеры Северного и Тихоокеанского флотов с крылатыми «Калибрами-ПЛ».

Все это, впрочем, делается и сегодня. Беда в том, что и атомных лодок, и самолетов-ракетоносцев у России совершенно недостаточно, чтобы создать американцам угрозу, адекватную той, что в состоянии быстро сформировать они развертыванием тысяч своих пусковых установок по всему периметру российских границ.

Но вот остается ли в нашем распоряжении хоть что-нибудь более реалистичное, чем бомбежка Йеллоустона? Скажем, есть ли вариант заблаговременно и демонстративно в достаточном количестве придвинуть наши ядерные ракеты или высокоточные средства в неядерном снаряжении поближе к территории США? Чтобы краткость подлетного времени к Вашингтону или Флориде не оставляла шансов американцам даже до конца дочитать последнюю молитву раньше, чем они предстанут перед Господом? Ведь ничто другое сегодня, похоже, ковбоя Дональда Тампа не остановит.

Естественно, над этой проблемой в Кремле сегодня думают с таким напряжением, что мозги дымятся. И, похоже, кое-что там уже надумали.

Я бы предложил обратить внимание на одну важную, но не всеми, как представляется, оцененную по достоинству фразу президента РФ Владимира Путина, высказанную 19 октября прошлого года на заседании дискуссионного клуба «Валдай». Тогда Путин сказал: «Если есть желание выйти из Договора [РСМД] у американских партнеров, с нашей стороны ответ будет мгновенным — хочу об этом сразу предупредить — и зеркальным».

Ответ будет зеркальным — вот что, уверен, очень важно. Это просто не может быть пробуждение супервулкана или срочное наращивание боевого потенциала наших Ракетных войск стратегического назначения. Это, конечно, впечатляюще. Но вовсе не зеркально. Что же тогда мог иметь в виду Путин?

Рискну предположить, по крайней мере, два варианта. Чтобы американцам ночами спалось столь же тревожно, как и нам в случае выхода США из ДРСМД, следует поскорее всемерно сократить подлетное время российских ракет к важнейшим целям на их территории. Скажем, к электростанциям, в том числе — атомным. К аэропортам и железнодорожным вокзалам. К плотинам и важнейшим мостам. К вычислительным центрам и пунктам управления городской инфраструктурой. Ну, и так далее.

Существуют у России прямо сейчас такие возможности? Да, конечно. И о них в последние годы в Москве не раз говорили в открытую.

Вариант № 1 условно назовем «Скиф». Насколько мне известно, о существовании в арсенале Военно-Морского флота РФ донной ракеты с таким названием впервые в ноябре 2017 года заявил глава комитета Совета федерации по обороне и безопасности, экс-главнокомандующий ВКС генерал-полковник Виктор Бондарев. Судя по открытым источникам, речь идет о новейшем образце ядерного оружия сдерживания.

«Скиф» представляет собой прочный контейнер с баллистической ракетой внутри, который способна скрытно доставить на любой участок океанского дна атомная подводная лодка. И под водой абсолютно без движения контейнер может оставаться годы. В силу этого гидроакустическими средствами обнаружить его практически невозможно. А следовательно — невозможно и уничтожить.

«Скиф», испытания которого с помощью опытовой (испытательной) российской дизель-электрической подводной лодки «Саров» на Северном флоте начались еще в 2008 году, создан петербургским ЦКБ морской техники «Рубин» и миасским Государственным ракетным центром им. Макеева. Комплекс способен ждать своего часа до того момента, когда будет активирован радиосигналом со спутника. Тогда контейнер мгновенно «оживает» и всплывает поближе к поверхности. Откуда затем происходит пуск ракеты по заранее назначенной цели.

Самое замечательное в нашем случае, что такая «закладка» стратегического характера может быть сделана российскими подводниками где-то под самым боком, допустим, у крупнейшей базы ВМС США Норфолк. Или неподалеку от пляжей Калифорнии. Или в Мексиканском заливе. Да где угодно!

Могут возразить, что забросать «Скифами» прилегающие к Соединенным Штатам воды сегодня невозможно, мешает межгосударственный Договор по морскому дну, заключенный в 1971 году и одобренный Генассамблеей ООН. Этот документ совершенно запрещает размещение на дне морей и океанов и в их недрах за пределами собственной 12-мильной прибрежной зоны любого оружия массового поражения. Ну и что? Если Вашингтону можно в одностороннем порядке разорвать ДРСМД, почему бы Москве перед лицом крайней опасности так же не поступить и с Договором о морском дне? Раз уж пошла такая стратегическая «пьянка»?

Теперь о варианте № 2. Назовем его «Клаб». Речь пойдет о высокоточной российской крылатой ракете, существующей уже не одно десятилетие и являющейся одним из вариантов знаменитых наших КР большой дальности «Калибр». Стало быть, максимальная дальность стрельбы комплексом по береговым целям — что-то около 2500 тысяч километров.

Впрочем, в данном случае нас интересует только одна модификация комплекса «Клаб». Та, что выполнена в контейнерном варианте. Самое замечательное, что контейнеры эти внешне совершенно такие же, какими например, по морю возят в США ботинки или рубашки из Китая. И со стороны понять, что речь на самом деле идет о скрытно доставляемом к целям оружии невозможно.

Так, идет себе по океану внешне обычный контейнеровоз с грузом на верхней палубе, никого не трогает. И пусть себе идет. А на самом деле на этой палубе среди десятков или сотен стандартных 20- или 40-футовых грузовых контейнеров могут быть спрятаны несколько, ракеты из которых способны залететь в окно служебного кабинета губернаторов Флориды или Техаса.

Впервые контейнерный образец «Клаба» в 20- и 40-футовом исполнении был продемонстрирован в августе 2012 года в рамках Международного военно-морского салона в Санкт-Петербурге. И в США в этой связи специалисты сразу заговорили о возможности катастрофы с обороной от таких ракет.

Так, консультант Пентагона по вопросам обороны Рубен Джонсон признал: «Эта система дает возможность для распространения крылатых ракет в таких масштабах, каких мы еще не видели. Благодаря тщательной маскировке и высокой мобильности вы больше не сможете легко определить, что объект используется как пусковая установка. Сначала у ваших берегов появляется безобидное грузовое судно, а в следующую минуту ваши военные объекты уже уничтожены взрывами».

Что, собственно, мы и захотим, очевидно, за предстоящие до окончательного крушения ДРСМД 60 дней, наглядно доказать Вашингтону. Потому что, бесспорно, перечисленные наши и подготовленные уже, конечно, соответствующие американские варианты противостояния в новую эпоху сильно приближают конец света.

Пугает? Еще как. Но еще раз послушаем Путина: «Да, для человечества это будет глобальная катастрофа, для мира будет глобальная катастрофа. Но я как гражданин России и глава российского государства хочу задаться вопросом: а зачем нам такой мир, если там не будет России?».