psyont (psyont) wrote,
psyont
psyont

Совершенно секретный план времен холодной войны:не пустить Советы к ближневосточной нефти (ПРОДОЛЖ.)

Оригинал взят у marija_vera в Совершенно секретный план времен холодной войны:не пустить Советы к ближневосточной нефти (ПРОДОЛЖ.)

Совершенно секретный план времен
холодной войны: не пустить Советы
к ближневосточной нефти

ПРОДОЛЖЕНИЕ


© East News, Photo Researchers / Ray Ellis

Газовые резервуары компании Saudi Aramco

разрабатывался для трех административных районов компании в Саудовской Аравии. 45% высокопоставленных сотрудников Aramco «полностью были в курсе». В целом к участию в плане было намечено привлечь 645 сотрудников, однако большинство знало только то, что предстоит делать лично им — во избежание огласки общего плана.

Кроме того, в Aramco были внедрены пятеро тайных агентов ЦРУ, занявшие должности типа кладовщика и помощника генерального директора. Им была поставлена задача информировать управление о работе компании над планом воспрещения и обо всех тех событиях, которые могли на нее повлиять. Вне ЦРУ об этих агентах знал только один из руководителей Aramco и один чиновник из Госдепартамента, о чем свидетельствуют британские документы.

Цель операции заключалась в том, чтобы Советы в случае вторжения в течение года не могли добывать саудовскую нефть и перерабатывать ее. Осуществлять план было намечено в два этапа, начиная с уничтожения запасов топлива и вывода из строя нефтеперерабатывающих мощностей Aramco. Целенаправленными взрывами планировалось разрушить ключевые компоненты НПЗ, заменить которые русским было бы труднее всего. Таким образом, большая часть завода осталась бы в целости и сохранности, и после изгнания Советов компании было бы гораздо проще возобновить производство.

Согласно британским записям о той встрече, к тому времени ЦРУ уже завезло в Саудовскую Аравию взрывчатку военного предназначения, которая имела специфическую форму, чтобы ее было удобнее закладывать в различные элементы оборудования и буровых. Хранилась она на подземных складах компании. Планировалось широко применять огнеметы для уничтожения мелких деталей оборудования. Среди прочих образцов оружия были специальные гранаты, предназначенные для уничтожения запасов топлива. Для заглушки нефтяных скважин были заказаны цементовозы.

Также планировалось уничтожить грузовики, железнодорожные вагоны, генераторы и буровые установки. По словам Прассинга, по завершении операции сотрудники Aramco, призванные к тому моменту в армию, должны были эвакуироваться в безопасное место.

Услышанное на брифинге произвело немалое впечатление на атташе британского посольства в Вашингтоне Дж. Э. Бекетта (J. A. Beckett), который мгновенно отправил в Лондон телеграмму, сообщив в ней о том, что Aramco и ЦРУ «разработали вполне удовлетворительный порядок действий для такого рода тайного планирования, и полны решимости заняться остальными месторождениями».

Согласно британским документам, Прассинг добивался разрешения на разработку аналогичных планов в Бахрейне, Кувейте и Катаре, где в то время работала смесь американских и британских нефтяных компаний. Управлявшая этими странами Великобритания дала согласие на предложение Прассинга, поставив условие: Лондон сам будет определять, когда следует вводить в действие план воспрещения в Кувейте и Катаре. (Принятие решения о том, какая страна будет отвечать за план в Бахрейне, было отложено, хотя Британия склонялась к тому, чтобы это были США.)

Британия отвечала за разработку детальных планов воспрещения доступа по Ирану и Ираку, однако Прассинг предложил ей содействие ЦРУ. В этих целях британское руководство организовало совещание в Лондоне, и именно таким образом Прассинг в итоге в июне 1951 года провел брифинг для руководителей компаний в Кувейте, Бахрейне и Ираке. Согласно британскому протоколу той встречи, Прассинг вместе с бизнесменами проанализировал план Aramco и заявил, что он готов оказывать им помощь и содействие в реализации их собственных планов воспрещения. Они дали согласие.

Но на том совещании как-то очень заметно отсутствовала одна ключевая нефтяная империя: Иран. Разработать планы для этой страны оказалось намного труднее, чем для остальных.

***

К началу 1951 года Иран выражал мощное недовольство деятельностью Anglo-Iranian Oil. Британская компания скверно обращалась со своими иранскими работниками и жестко держала в руках нефтяные богатства Ирана. Это серьезно ухудшало отношения между ней и страной.

Ситуацию усугубляли слухи и домыслы о плане воспрещения. В декабре 1950 года одна тегеранская газета опубликовала материал о то, что в Британии на высоком уровне проходят дискуссии об уничтожении иранской нефтяной промышленности в случае войны. Это вызвало изумление и беспокойство в политических кругах Ирана. Сигналы тревоги зазвучали также в Лондоне и в штаб-квартире Anglo-Iranian Oil, которые удвоили усилия для сохранения в тайне своего сотрудничества. Судя по документам британского МИД, в которых излагается беседа с одним из руководителей Anglo-Iranian Oil, генеральному директору компании было сказано (неясно кем — компанией или правительством), что он должен опровергать любые слухи и заявления о знакомстве с планом воспрещения. «Статья оказалась слишком близка к истине», — заявил Э. Т. Чизхолм (A. T. Chisholm) из Anglo-Iranian Oil, бросая перевод этого материала на стол в своем мидовском кабинете.

В то время британское государство владело 51% акций Anglo-Iranian Oil, но необычное положение в соглашении о собственности мешало государству участвовать в решении коммерческих вопросов. Согласно документам МИД об участии в этом плане Anglo-Iranian Oil, ее глава Фрейзер очень умело использовал данное положение, отстаивая свою точку зрения о том, что план воспрещения доступа станет финансовой катастрофой для компании. Он предупреждал, что американские конкуренты могут специально организовать утечку информации для иранского правительства об участии Anglo-Iranian Oil в этой схеме, дабы получить преимущества в этой стране, а также заявил, что не станет участвовать в данном плане.

«Он был уверен, что когда в дело вступят американские нефтяные компании, никакие меры безопасности уже не будут эффективны», — сказал официальный представитель британского Министерства топлива и энергетики Р. Келф-Коэн (R. Kelf-Cohen) во время встречи в Лондоне на тему политики воспрещения.

Но когда Макги в феврале 1951 года провел совещание с представителями британского правительства, на Фрейзера начали оказывать давление, и со временем он неохотно дал согласие на использование сотрудников своей компании в реализации плана воспрещения. Но он выдвинул свои условия. Например, пока он не будет уверен в том, что его компания сможет покрыть понесенный финансовый ущерб, для исполнения плана воспрещения будет необходимо его согласие. Британское правительство решило, что сотрудничество с Фрейзером надо сохранить в тайне от американцев, дабы американские компании не пытались занижать цены в ущерб Anglo-Iranian Oil и противодействовать ей.

Но иранская политика сорвала данный план. 7 марта 1951 года иранский премьер-министр Али Размара (Ali Razmara) был убит националистом, и в апреле его пост занял Мохаммед Моссадык (Mohammad Mosaddeq), который незамедлительно национализировал компанию Anglo-Iranian Oil.

Захват иранским государством активов и собственности Anglo-Iranian Oil свел на нет план воспрещения по Ирану, а последствия этого поставили под угрозу все замыслы NSC 26/2. Эта компания добывала половину всей нефти на Ближнем Востоке и производила более половины бензина, дизельного и авиационного топлива. Ее нефтеперерабатывающий завод в Абадане был крупнейшим в мире и в одиночку смог бы удовлетворить все потребности Советов в топливе в случае вторжения.

Национализация вызвала необходимость срочно искать выход из ситуации. Согласно британским документам, Соединенные Штаты спрашивали Британию, нельзя ли спасти план противодействия советскому вторжению посредством авиаударов в поддержку британских сухопутных войск. Британия отвергла эту идею, заявив, что лишних войск у нее нет, а подрывы объектов в рамках данного плана слишком опасны без профессиональной помощи работников НПЗ.

Как сообщается в британских военных документах, Комитет начальников штабов Британии, отвечавший за планирование действий по воспрещению доступа, решил, что «план воспрещения в Иране можно осуществить только посредством воздушных ударов». Тем не менее, военные сомневались, что им хватит самолетов для успешного уничтожения НПЗ в Абадане. Из-за этих опасений разработанный в итоге план был узконаправленным. В случае советского вторжения в Иран базирующиеся в Ираке силы Королевских ВВС должны нанести удар по запасам топлива на НПЗ в Абадане, после чего завод перестанет работать из-за британского эмбарго на иранскую нефть. Само же предприятие останется в целости и сохранности. Британские самолеты остановят производство на НПЗ, но если оно будет возобновлено, они разбомбят железную дорогу, по которой на предприятие доставляется сырая нефть. Кроме того, были запланированы авиаудары по двум маленьким иранским НПЗ — один в Керманшахе, а второй в Нафт-Шахе — и по их топливным складам.

***

К концу 1951 года, когда были внесены изменения в план воспрещения по Ирану, план по Саудовской Аравии уже принимал конкретные формы. Прассинг даже пригласил на пикник в пустыню группу работников Aramco, где они за сэндвичами обсудили самые деликатные вопросы воспрещения.

«Взрывы на нефтеперерабатывающих заводах должны были сработать как китайский фейерверк; когда взорвется один завод, за ним последуют другие», — рассказал мне во время интервью сотрудник Aramco Билл Отто (Bill Otto), руководивший планом воспрещения доступа и присутствовавший на том пикнике.

ЦРУ хотело ускорить график подготовки, чтобы план был полностью готов к моменту вторжения Советов. Управление уже организовало канал связи, по которому госсекретарь США должен был отдать приказ на начало операции по воспрещению. Приказ должен был получить корабль, находившийся у берегов Саудовской Аравии. Aramco, со своей стороны, заполнила папки необходимыми для реализации плана фотографиями, схемами и инструкциями. Группа американских сотрудников компании создала запас динамита и пластичной взрывчатки на девять тонн. Это не вызвало никаких подозрений, так как Aramco использовала взрывчатку в своей повседневной работе.

«Программа была абстрактной и бессодержательной, пока мы не начали создавать группы подрывников, — сказал Отто, в прошлом служивший в армии сапером. — ЦРУ было радо тому, что этой работой занялся кто-то другой».

В регионе появились и другие признаки продвижения вперед. Bahrain Petroleum Co. и Kuwait Oil завершили подготовку собственных планов воспрещения по примеру Aramco, а британская нефтяная компания в Катаре дала согласие на сотрудничество с ЦРУ, о чем свидетельствует документ Совета национальной безопасности о реализации плана воспрещения. Посетившая в конце 1951 года Ближний Восток американская делегация восторженно заявила: «Довоенные планы воспрещения доступа к нефти никогда не были столь совершенны».

Но такая уверенность оказалась преждевременной, так как у руководителей Aramco, Kuwait Oil и Bahrain Petroleum были свои соображения, о чем говорится в отчете Совета национальной безопасности о ходе работ. В 1952 году они заявили американским представителям, что пока не приняли окончательное решение о роли своих компаний в реализации плана воспрещения. «Я думаю, они увидели трудности», — сказал Паркер Харт (Parker Hart), работавший в то время генеральным консулом США в Саудовской Аравии.

Одна из трудностей была связана с использованием сотрудников компаний в реализации плана. Хотя вначале компании поддержали эту идею, позднее у них появились сомнения по поводу того, вправе ли они привлекать к участию в такой опасной операции своих работников. Эту проблему можно было решить за счет добровольцев, но компании хотели, чтобы их защищали военные, а это в планы ЦРУ не входило. Но самая большая проблема для этих компаний, как и для Anglo-Iranian Oil, была связана с экономическими последствиями в случае утечки информации о планах воспрещения. Например, Aramco в два с лишним раза увеличила объем нефтедобычи по сравнению с 1948 годом, когда она согласилась помочь ЦРУ. Увеличение прибылей означало, что компания все меньше желает рисковать и не хочет навлечь на себя гнев саудитов.

Добиваясь каких-то гарантий, Kuwait Oil и Bahrain Petroleum потребовали писем от британского и американского правительств с указанием на то, что они по принуждению согласились на участие в плане по воспрещению. В случае утечки информации они могли бы показать эти письма представителям местных властей, надеясь на то, что это спасет их компании. Но Госдепартамент отказался направить им такие письма, заявив, что в них нет необходимости, поскольку в архивах американского внешнеполитического ведомства имеется масса доказательств того, что власти принуждали компании к сотрудничеству. Британские представители наотрез отказались предоставлять такие письма, опасаясь того, что «они могут стать рычагом давления в ходе последующих переговоров о компенсации».

Когда Anglo-Iranian была национализирована, а объемы добычи в Иране резко упали, Aramco и Kuwait Oil стали самыми крупными нефтедобывающими компаниями на Ближнем Востоке. Они попытались пойти иным путем, настаивая на раскрытии планов воспрещения властям Саудовской Аравии и Кувейта. Соединенные Штаты снова ответили отказом, поскольку собирались пригласить ряд ближневосточных государств вступить в военный альянс (который в 1955 году получил название Багдадский пакт). Американские представители полагали, что раскрытие планов воспрещения доступа может сорвать формирование такого альянса.

Таким образом, Aramco решила, что экономический риск для нее слишком велик, и потребовала отменить планы воспрещения и вывезти со своей территории взрывчатку. Компания посчитала, что в ходе подготовки к операции по воспрещению и в связи с ростом числа саудовских сотрудников в Aramco утечки информации будут неизбежны. С ней согласились работавшие в Саудовской Аравии дипломаты. «Вам никак не удастся уйти от ответственности за это», — сообщил в Госдепартамент генеральный консул Харт.

***

Неудача в Саудовской Аравии грозила уничтожить весь план воспрещения, который в 1953 году был передан администрации Эйзенхауэра. Но спустя несколько недель после инаугурации нового президента в Совет национальной безопасности поступил отчет о NSC 26/2, и попытки спасти этот план активизировались. Автором отчета был Уолтер Беделл Смит (Walter Bedell Smith, который во время Второй мировой войны был начальником штаба и надежным помощником Айка, а теперь привыкал к новой должности в Госдепартаменте. Он сказал коллегам, что политика воспрещения вызвала у него раздражение, которое он отразил в отчете, поднаторев в этом деле за три года работы директором ЦРУ. Смит изложил недостатки плана, которые отнюдь не ограничивались нежеланием Aramco участвовать в нем. Он проанализировал вопрос о привлечении добровольцев, и решил, что они могут оказаться не столь эффективны, как специально подобранные работники. План заглушки скважин тоже был не без изъянов, так как на это требовалось немало времени. В отчете были отмечены дискуссии на высоком уровне, в ходе которых звучало предложение передать больше ответственности за политику воспрещения доступа к нефти американским военным, ослабив тем самым контроль ЦРУ.

Продолжение следует

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments